новости психологи библиотека поговорим тестирование ресурсы магазин обратная связь
Главная »
рассылки
новости психологии
психологические конкурсы


подробнее

15.12.2010 ТАЙНОЕ ПРИНУЖДЕНИЕ ЛИЧНОСТИ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ
 Достаточно очевидным является тот факт, что способы скрытого принуждения
людей широко и публично, как правило, не освещались. Поэтому судить об их
использовании в различных социальных сферах в прошлом и настоящем можно по
отдельным, достаточно разрозненным и неполным данным. Но даже эти
разрозненные данные могут позволить очертить в общем и оценить масштаб и
мощность данного явления, его роль в способах влияния на людей.
   Попытки проанализировать способы тайного управления человеком, которые
по своей сущности являются скрытым психологическим принуждением личности,
выделить их существенные характеристики и закономерности функционирования
серьезным образом осложняются двумя основными ограничениями.
   Первое из них связано с тем, что использование этих способов никогда не
афишировалось, а их применение зачастую публично даже осуждалось. Второе
ограничение, затрудняющее анализ, связано, с одной стороны, с определенной
универсальностью этих способов, выводящих их пользователей на уровень
искусства скрытого воздействия на людей, а с другой, - многоликостью
проявлений и специфичностью применения общих схем их использования в
различных ситуациях.
   В самом общем виде рассмотреть эволюцию какого-либо явления означает
выделить процесс его изменения и развития. Термин "эволюция" в
первоначальном его значении как производный от латинского evolutio
понимается как развертывание.
   Причем развертывание может происходить во времени, в пространстве, в
деятельности или различных социальных сферах взаимодействия и общения
людей.
   Рассматривая эволюцию тайного принуждения человека как межкультурного
социально-психологического феномена, имеющего собственную историю,
уходящую в глубь веков существования человеческой цивилизации,
целесообразно, с учетом отмеченных выше ограничений, выделить три основных
направления анализа данного явления.
   Во-первых, выявить факты использования способов тайного принуждения
человека в истории различных культур. Это может свидетельствовать о
процессе культурно-исторического изменения и развития рассматриваемого
явления, и, соответственно, данное направление можно обозначить как
культурно-историческую эволюцию.
   Во-вторых, выявить факты и примеры использования способов тайного
принуждения личности в различных сферах социального взаимодействия и
общения людей. Это может свидетельствовать об универсальности и масштабах
распространения тайного принуждения личности, т.е. о процессе изменения и
развития как социального явления. Данное направление можно выделить как
социальную эволюцию.
   В-третьих, выделить факты отражения этого явления в повседневном языке
и научном понятийном аппарате, что свидетельствует о процессе и уровне его
познания (понимания, изученности) и может быть в некоторой степени условно
обозначено как смысловая или когнитивная эволюция (понятийная,
семантическая и т.п.), т.е.
   эволюция представлений о тайном принуждении человека, как
социально-психологического явления, и его понимания.
   2. КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ТАЙНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
 Было бы неверно полагать, что манипулирование информацией,
психологические манипуляции с людьми есть открытие современного общества и
связано лишь с функционированием средств массовой коммуникации. Переход к
информационному обществу лишь способствует трансформации психологических
манипуляций и переносу их применения из таких относительно ограниченных
сфер общественной жизни, как политика, дипломатия, военное искусство,
торговля и некоторых ситуаций межличностного взаимодействия (например,
придворно-аппаратные и любовные интриги, экономические аферы и
мошенничество, азартные игры и т.п.), в область массового использования
как технологии и идеологии социального взаимодействия и общения людей в
современном обществе. То есть, современные условия придали, по сути,
информационно-психологическому воздействию и использованию психологических
манипуляций в коммуникационных процессах практически характер всеобщности.
   Следует отметить, что европейская и американская культуры, по видимому,
более поздние в историческом плане пользователи такого острого
психологического средства, как манипулятивное воздействие и
психологические манипуляции. Как для любого открытия фундаментальных
закономерностей развития природы и общественной жизни, их бездумное
использование для достижения локальных целей социального взаимодействия в
обществе требует особой осторожности и особой культуры безопасного
владения этим открытием, выработки специальных механизмов защиты человека
и общества от возможных разрушительных последствий его применения.
   Вероятно, именно недостаток исторического опыта, относительная
молодость западной культуры и объясняют отсутствие у людей, включенных в
ценности этой культуры, сформированной эффективной системы
социально-психологической защиты от манипулятивного воздействия.
   Поэтому так велико противоречие между провозглашаемыми ценностями и
практикой использования психологических манипуляций, так болезненно
переживаются человеком его последствия. О разрушающем характере такого
взаимодействия людей свидетельствует, с одной стороны, увеличение бытовой
конфликтности и агрессивности, а с другой, - рост психических расстройств
и неврозов у людей при их подавлении. Об этом образно и эмоционально пишет
американский психолог и психотерапевт Эверетт Шостром, полемизируя в
определенной мере с известным специалистом по межличностному
взаимодействию Дейлом Карнеги, отмечая манипулятивный характер многих его
рекомендаций. "Стремитесь избегать конфликтов... контролируйте себя...
примите это легко", - постояннно советует Дейл Карнеги. "Что ж,
попробуйте, но когда вы, измотав до предела свою нервную систему, придете
ко мне лечиться, я вам дам прямо противоположный совет", - так пишет
Шостром в своей книге "Человек-манипулятор", ставшей бестселлером во
многих странах мира (1).
   В плане использования в социальном взаимодействии психологических
манипуляции и достаточно умелого обращения с ними в различных сферах
общественной жизни, восточная культура имеет значительно больший
исторический опыт. Манипулятивный подход там достаточно органично включен
в искусство тайного управления противником, является философской, идейной
основой и практикой дипломатии и политики. Искусство составлять поэтапный
многошаговый план взаимодействия между людьми со скрытой от посторонних
целью, применяя многочисленные хитрости и ловушки для достижения успеха,
является с древнейших времен отличительной чертой мышления и поведения
китайских государственных деятелей, дипломатов и военных.
   Через века передавалось это искусство, тщательно скрываемое от
представителей других народов. Был создан своеобразный банк данных, в
котором обобщены и классифицированы в виде метафорических схем методы
манипулятивного воздействия и разработан определенный методический подход
по их использованию в различных ситуациях, что в концентрированном виде
нашло отражение в "Трактате о 36 стратагемах". Само понятие "стратагема"
означает стратегический план, в котором для противника заключена
какая-либо ловушка или хитрость. Рассматривая семантику данного понятия,
В.С.Мясников обращает внимание на то, что в китайском языке оно
одновременно означает и сообразительность, и изобретательность, и
находчивость (2).
   Харро фон Зенгер, автор монографии "Стратагемы. О китайском искусстве
жить и выживать. Знаменитые 36 китайских стратагем за три тысячелетия",
обосновывает, что термин стратагема наиболее адекватен соответствующему
понятию в китайском языке. Анализируя содержание понятия "стратагема" в
европейских языках он показывает, что его основным значением является не
только военная, но и любая хитрость или уловка, прием или интрига с целью
достигнуть преимущества.
   Рассматривая соответствующее понятие в китайском языке, он отмечает,
что "в зависимости от контекста китайские иероглифы могут выступать в
различных значениях... нас в них интересует выступающие в определенных
типах текстов два значения: 1) военная хитрость и 2) хитрость, уловка в
политической и частной жизни" (3).
   Рассматриваемый подход к межличностному взаимодействию на Востоке, в
частности, в Китае насчитывает тысячелетия и является неотъемлемой частью
общественной, национальной и индивидуальной психологии. Об этом
свидетельствуют дошедшие до наших дней исторические источники (4).
   Это явление достаточно ярко характеризует профессор В.С.Мясников,
известный специалист по китайской истории и культуре. Отмечая несомненную
роль современных психологов в исследовании психологических манипуляций, он
в то же время акцентирует внимание на богатейшей исторической традиции их
использования в восточной культуре. "Блестящие открытия современных
психологов, - пишет он, - страдают одним, отнюдь не умаляющим их значения,
недостатком: нынешние психоаналитики и не подозревали, что они описали
явление, бывшее в течении тысяч лет достоянием китайской философии. В
системе ценностей китайской цивилизации то, что ныне названо "играми",
было разработано и внедрено в повседневную жизнь еще за несколько столетий
до начала нашей эры, причем я хочу подчеркнуть, что стратагемность
мышления и поведения - а именно это понятие эквивалентно понятию игры -
относится к характерным особенностям китайской цивилизации, достижениям ее
философской и политической мысли. Этот феномен, имплицированный в
общественное сознание, с веками, перейдя национальные границы, отразился и
на политической и общественной культуре таких стран, как Япония, Корея,
Вьетнам. И только теперь начинают соединяться традиционные китайские
научные представления о человеке и его возможностях с данными европейской
науки" (5).
   В наиболее концентрированном виде, в лаконичной и метафорической форме
манипулятивный подход описан около двух с половиной тысяч лет назад в
"Трактате о военном искусстве", автором которого, как считается, является
выдающийся китайский полководец и государственный деятель, известный под
именем Сунь-цзы. В настоящее время специалисты полагают, что под
литературно-философским псевдонимом Сунь-цзы выступал выдающийся
полководец - "стратагемщик" Сунь Бинь, живший в IV в. до н. э. в
древнекитайском царстве Ци (6).
   Стратагемность выступает как искусство психологического противоборства,
которому присущи свои законы и требования. Рекомендации, даваемые Сунь-цзы
своим читателям, описывают определенный стереотип поведения, который
специалистами называется "азбукой стратагемщика" (7).
   На двадцати с небольшим страницах Сунь-цзы дает основные положения и
советы как должен думать и действовать полководец, отстаивая интересы
своего государства, которые отражают суть манипулятивного подхода и
стратагемного мышления. Для нашего исследования в первую очередь
представляют интерес те советы, которые он дает в первой главе, называя их
"Предварительные расчеты": "...если ты и можешь что-нибудь, показывай
противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай
ему, будто ты этим не пользуешься; хотя ты и был близко, показывай, будто
ты далеко; хотя ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его
выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно,
будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызови в нем гнев,
приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем
самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини;
нападай на него, когда он не готов; выступай, когда он не ожидает"
   (8).
   Основной идеей, девизом стратагемного образа действий, как отмечает
В.С.Мясников, являются слова Сунь-цзы: "Сначала будь как невинная девушка
- и противник откроет свою дверь. Потом же будь как вырвавшийся заяц - и
противник не успеет принять мер к защите" (9).
   О роли, значении и влиянии идей Сунь-цзы может свидетельствовать, в
частности, тот факт, что за две с половиной тысячи лет после выхода
трактата в свет к нему было написано и опубликовано несколько сот
комментариев. Если выражаться на современном языке
информационно-коммуникативных процессов, то можно сказать, что эта
небольшая работа породила на протяжении веков незатухающую мощную
информационную волну, что стало феноменом восточной культуры и
особенностью национальной психологии ряда стран, являющихся важнейшей
частью мировой цивилизации.
   Рассматривая роль и историческое значение и влияние Сунь-цзы на
развитие представлений о теории и практике государственного управления,
Н.И.Конрад подчеркивает, что "есть одна специфическая сторона этого
трактата, которой он в значительной мере обязан своей широкой
известностью. Многие из его общих положений всегда легко переносились из
области войны в область политики и дипломатии. Поэтому трактат Сунь-цзы
имеет известное значение для понимания не только военных деятелей, но и
политиков упомянутых стран Дальнего Востока, и при том не только в
отдаленные исторические времена" (10).
   Идеи этого трактата используются в настоящее время не только на
Востоке, но и в развитых странах Запада, в частности, при организации и
тактике ведения психологической войны и психологических операций, тайных и
специальных операций, в деятельности спецслужб.
   Бывший директор Центрального разведывательного управления США Аллен
Даллес, один из основателей и идеологов американской разведки,
подчеркивал, что заслуга Сунь-цзы не только в том, что он первым дал
квалифицированный анализ методов шпионажа, но и в том, что он первым
изложил рекомендации по организации разведывательной деятельности, включая
искусство контрразведывательных операций, теорию и практику
психологической войны, в которых основополагающим положением было
управление противником. По его словам, Сунь-цзы принадлежит стройная
концепция операций по введению противника в заблуждение и обеспечению
собственной безопасности, а "короче все искусство разведки" (11).
   Характерны в этом плане и советы бывшего президента США Р. Никсона при
назначении Дж. Буша в 1975 г. директором ЦРУ. В своем письме Р.Никсон
рекомендовал Дж.Бушу обратить особое внимание на наследие в области
разведки древнекитайского мыслителя -стратега Сунь-цзы, где главным, по
мнению Никсона, была теория "управления противником". Никсон привел один
из афоризмов Сунь-цзы, который как бы выражал основную суть его письма:
   "Верх искусства - это не выиграть сто битв, а, напротив, покорить армию
врага без сражения" (12).
   Следует отметить, что манипулятивиый подход в межличностном
взаимодействии присутствует не только в восточной культуре, но с учетом
конкретных исторических условий и традиционных ценностей других культур,
имеет свою специфичность, иные масштабы распространения и влияния на
общественную и индивидуальную психологию, национальные традиции различных
стран.
   Описание приемов манипулятивного воздействия на людей в процессе их
взаимодействия нашло свое отражение в работах авто ров различных стран и
культур в различные исторические периоды. В античные времена - об этом
писал Аристотель ("О софистических опровержениях"), - существовало целое
направление, известное как софистика. Достаточно широко известны работы
Макиавелли, Шопенгауэра, в частности, в его "Эристической диалектике''
перечисляются 36 риторических стратагем, или приемов. В России в 1918 г.
вышла обобщающая работа С.Поварнина "Спор. О теории и практике спора", в
которой с критических позиций анализируются методы манипулирования и их
применение в различных ситуациях обсуждений и публичных дискуссий. Широко
известны книги Д.Карнеги, в которых рассматриваются многочисленные приемы
межличностного взаимодействия людей, в том числе и психологических
манипуляций партнером (13).
   Рассматривая это явление как феномен мировой культуры межличностного
взаимодействия, Х.Зенгер, в частности, отмечает: "Стратагемы, т.е.
   неортодоксальные пути к достижению военных, гражданских, политических,
экономических или личных целей, представляются общечеловеческим феноменом.
   Однако, в связи с некоторыми культурными и религиозными условиями, на
Западе почти отсутствуют исследования по этой теме. Понимание
стратагемности на Западе развито слабо. Представители Запада - до
определенной степени - поражены "стратагемной слепотой", хотя в своей
повседневной жизни они постоянно являются жертвами стратагем и часто сами
применяют их в зависимости от ситуации, иными словами, без всякой теории и
предварительного расчета" (14).
   В то же время некоторые исторические источники свидетельствуют о том,
что в определенных общественных кругах европейских стран стратагемный
подход не был новинкой и осуществлялись попытки его соединения с
христианской моралью и проповедуемыми церковью ценностями. Об этом могут
отчасти свидетельствовать некоторые афоризмы из изданного в середине
семнадцатого века (1647 г.) и получившего распространение в ряде
европейских стран произведения под названием:
   "Карманный оракул или наука благоразумия" с подзаголовком - "Афоризмы,
извлеченные из сочинений Лоренсо Грасиана". Русский читатель познакомился
с этим произведением в 1742 г. Его автором был член иезуитского ордена
Бальтасар Грасиан, который в 26 лет являлся помощником ректора Сарагосской
иезуитской коллегии, а затем преподавал в различных учебных заведениях
курсы моральной теологии, философии, священного писания и некоторые другие
дисциплины.
   Особенно рельефно знакомство с манипулятивным подходом в межличностном
взаимодействии и стратагемным стилем мышления проявляется, в частности, в
таких афоризмах, как: "Действовать исходя из умысла, то второго, то
первого", "Менять приемы, дабы отвлечь внимание", "К каждому подбирать
отмычку". Приведем указанные афоризмы из "Карманного оракула...",
иллюстрирующие владение в то время приемами психологических манипуляций и
знакомство со стратагемным подходом в определенных кругах того общества, в
более подробном виде.
   "Действовать исходя из умысла, то второго, то первого. Жизнь человека -
борьба с кознями человека. Хитрость сражается, применяя стратагемы умысла:
никогда не возвещает то, о чем возвещает; целится так, чтобы сбить с
толку; для отвода глаз искусно грозит и внезапно, где не ждут, разит,
непрестанно стараясь обморочить.
   Явит один умысел, дабы проверить соперника помысел, а затем, круто
повернув, нападает врасплох и побеждает. Ум проницательный, однако,
предвидит ее происки, следит за нею исподтишка, усматривает противное
тому, в чем уверяют, и вмиг узнает обманный ход; переждав атаку первого
умысла, ждет второго и даже третьего. Заметив, что ее раскусили,
злокозненность удваивает усилия, используя для обмана самое правду. Иная
игра, иные приемы - теперь хитрость рядится в одежду бесхитростности,
коварство надевает маску чистосердечия. На помощь тогда приходит
наблюдательность; разгадав дальновидную цель, она под личиной света
обнаруживает мрак, изобличает умысел, который, чем проще кажется, тем пуще
таится... "
   "Менять приемы, дабы отвлечь внимание, тем паче враждебное. Не
держаться начального способа действия - однообразие позволит разгадать,
предупредить и даже расстроить замысел. Легко подстрелить птицу, летящую
по прямой; труднее - ту, что кружит. Не держаться до конца и второго
способа, ибо по двум ходам разгадают всю игру. Коварство начеку. Чтобы его
провес' , немалая требуется изощренность. Опытный игрок не сделает того
хода, которого ждет, а тем более жаждет противник...".
   "К каждому подбирать отмычку. В этом искусство управлять людьми. Для
него нужна не отвага, а сноровка, уменье найти подход к человеку. У
каждого своя страстишка - они разные, ибо различны природные склонности.
Все люди - идолопоклонники:
   кумир одних, почести, других - корысть, а большинства - наслаждение.
Штука в том, чтобы угадать, какой у кого идол, и затем применить
надлежащее средство, ключ к страстям ближнего. Ищи перводвигатель: не
всегда он возвышенный, чаще низменный, ибо людей порочных больше, чем
порядочных. Надо застать натуру врасплох, нащупать уязвимое место и
двинуть в атаку ту самую страстишку - победа над своевольной натурой тогда
обеспечена" (15).
   3. СОЦИАЛЬНАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ТАЙНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
 Даже краткий обзор фактов использования способов тайного принуждения
людей в различных культурах показывает широту их применения в
разнообразных сферах социального взаимодействия. В самом общем виде
традиционными областями их использования выступают дипломатия, военное
искусство, тайная деятельность спецслужб (особенно интенсивно в
деятельности разведки и контр-разведки), конкурентная борьба в
экономической сфере, политическая борьба.
   Деятельность соответствующих организационных структур в этих сферах как
бы пронизана сетью человеческих взаимоотношений и контактов. От решений
конкретных людей с их личностными характеристиками,
индивидуально-психологическими особенностями, собственным уникальным
жизненным и профессиональным опытом, симпатий и антипатий, привычек,
взглядов, привязанностей и т.п. зависит судьба и благополучие или
неблагополучие множества других людей, важные социальные, экономические и
политические изменения в обществе. В конечном счете именно они, эти вполне
конкретные люди в силу занимаемого положения и личностных особенностей
зачастую выступают как объекты воздействия и тайного психологического
принуждения со стороны своих противников, политических оппонентов,
экономических конкурентов и соперников.
   Использование тайного принуждения людей в этих сферах характеризуется
рядом специфических особенностей, которые отличают использование способов
скрытого психологического принуждения в повседневной жизни большинства
людей. Для целей предпринятого нами анализа достаточно отметить три таких
особенности.
   Во-первых, наличие и использование специальных процедур выбора объектов
и технологий воздействия (способы, средства, временная последовательность
и территориальное распределение и т.д.). В качестве объектов могут
выступать конкретные лица, социальные группы и организации, население
определенных регионов и стран.
   Во-вторых, наличие организационных структур (управлений, отделов,
департаментов, частей, подразделений и т.п.) и специалистов по применению
методов скрытого психологического принуждения людей.
   В-третьих, наличие специальных структур и процедур выявления признаков
использования способов скрытого психологического воздействия и защиты от
них.
   От эффективности деятельности этих структур и используемых защитных
процедур зависит информационно-психологическая безопасность и нормальное
функционирование социальных субъектов, в качестве которых выступают органы
власти и управления, общественно-политические и экономические организации
и другие сложные социальные субъекты.
   В качественно иных условиях находится большинство людей в обществе. У
них нет ни аналитических центров, ни советников и консультантов. Нет
возможности обратиться к специалистам. Они предоставлены самим себе и
вынуждены сами заботиться о своей информационно-психологической
безопасности и обеспечивать собственную защиту от скрытого
психологического принуждения, ведя зачастую неравную борьбу в
неблагоприятных для себя информационно-коммуникативных условиях.
   В этом случае при рассмотрении способов тайного принуждения человека
можно выделить два основных уровня или две основных группы ситуаций,
значительно отличающихся по специфичности условий и используемым
технологиям психологического воздействия.
   Во-первых, ситуации, в которых человек является объектом воздействия
коллективных социальных субъектов, например, общественных, политических и
религиозных организаций, органов государственной власти и управления,
финансово-экономических и коммерческих структур, применяющих комплексные
технологии скрытого психологического принуждения, в основном, с
использованием средств массовой коммуникации.
   Во-вторых, ситуации, в которых человек становится объектом воздействия
и использования способов скрытого психологического принуждения на
межличностном уровне в повседневной жизни. Процесс использования способов
тайного принуждения человека в этих двух группах ситуаций в связи с их
определенной специфичностью требует относительно самостоятельного
рассмотрения.
   Люди, общаясь между собой и вступая в контакт друг с другом, исходят из
различных причин и побуждений. Все многообразие причин, побуждающих людей
контактировать, можно разделить на две основные группы. Первая связана с
необходимостью организации деятельности и социального поведения в обществе
в целом. Вторая определяется потребностями в общении, эмоциональном
контакте, привязанности, любви. Если первая в основном связана с
рационально-деловой основой поведения, то вторая - с
эмоционально-экспрессивной стороной жизни личности.
   В зависимости от преобладания одной из групп побуждений можно выделить
и соответствующие ситуации межличностного взаимодействия. Процесс общения
и технолргия использования способов скрытого психологического принуждения
в этих группах ситуаций также отличаются определенной специфичностью. В
ситуациях первого типа люди, вступая в контакт по самым различным поводам,
пытаются что-то узнать и получить необходимую информацию, обсудить
какие-то вопросы или согласовать какие-то действия, договориться о
чем-либо. Для обозначения всего многообразия таких ситуаций межличностного
взаимодействия все чаще используется понятие переговоров.
   Нравится вам или нет, но вы являетесь человеком ведущим переговоры, -
пишут американские исследователи Роджер Фишер и Уильям Юри. Переговоры -
это факт нашей повседневной жизни. Вы обсуждаете с начальником свое
повышение по службе или пытаетесь договориться с малознакомым вам
человеком о цене на его дом.
   Кто-то обсуждает со своей супругой куда пойти обедать, и со своим
ребенком, когда гасить свет. Два адвоката стараются решить спорное дело
из-за автомобильной аварии. Группа нефтяных компаний планирует совместное
предприятие по разведке морских месторождений нефти. Все это переговоры,
которые являются основным средством получить от других людей чего вы
хотите, не прибегая к яростной ссоре и войне друг с другом (16).
   Эту точку зрения разделяют и другие исследователи. Так, Вильям
Мастенбрук отмечает, что "переговоры - стиль поведения, с которым мы
встречаемся и используем сами каждый день. Хотим мы этого или нет,
понимаем мы это или нет, но все мы каждый день участвуем в переговорах". В
то же время большинство людей, по его мнению, весьма некомпетентны в
проведении своих ежедневных переговоров как в профессиональной сфере, так
и повседневной жизни, Они "игнорируют тот факт, что отношения с
окружающими людьми не что иное как переговорные отношения", "не способны
распознавать как свои уловки (ходы), так и уловки партнера (17).
   Таким образом, понятие "переговоры" используется исследователями и
практиками уже применительно не только к ситуациям деловых и официальных
переговоров, но и к различным ситуациям частной жизни. Это определяется
сходством процесса взаимодействия в различных ситуациях межличностного
общения, повторяемостью определенных структурных элементов данного
процесса, используемыми приемами и действием одинаковых психологических
механизмов. Т.е. практически переговорный процесс реализуется во всех тех
ситуациях межличностного взаимодействия, в которых согласовываются или
уточняются интересы (в обоюдном или одностороннем порядке), ищется общая
точка зрения на какие-то вопросы, осуществляется организация совместных
действий или изменяется поведение партнера без применения "силового"
принуждения.
   Рыночные отношения предполагают активизацию и массовое распространение
переговоров в деловой сфере и частной жизни. Они становятся необходимым
элементом и типичным способом межличностного взаимодействия. В современных
условиях в развитых странах переговоры, по меткому определению английского
исследователя Джеральда Аткинсона, "являются острием экономических
отношений"
   (18).
   Исследователи переговорного процесса отмечают, что при переговорах
активно используются различные приемы воздействия на партнера, в том числе
психологические манипуляции. Так, например, В.Мастенбрук, рассматривая
переговорный процесс, указывает, что иногда возможно добиться определенных
преимуществ в переговорах посредством использования определенных
манипуляций.
   "Эту стратегию можно отнести к тонким и искусным, которая очень сильно
зависит от индивидуальности переговорника. Она предполагает специфический
вид давления - специфичен он тем, что основывается на нормах и ценностях
человека, его отношениях с окружающими, на таких присущих ему чертах, как
интеллект, честность, стиль поведения за столом переговоров" (19).
   Таким образом, он разделяет механизм действия психологических
манипуляций в зависимости от направленности воздействия на специфические
структуры личности.
   Во-первых, на социально-психологические характеристики: нормы и
ценности человека, его социальные связи с окружающими. Во-вторых,
индивидуально-психологические особенности. В соответствии с этим им, в
частности, выделяются две группы психологических манипуляций. Одна из них
обозначается как манипуляции, основанные на "правилах приличия" и
"справедливости", другая - как манипуляции, направленные на унижение
оппонента, или эмоциональные манипуляции.
   В исследованиях, посвященных анализу переговорных процессов,
значительное внимание уделяется воздействию и соответствующим структурным
элементам переговоров. Для их обозначения применяют различные термины:
техники, тактики, методы, приемы, стратегии и т.п. Несмотря на
определенные различия в их содержании, можно сказать, что многие из них
отражают, по сути, психологические манипуляции и приемы манипулятивного
воздействия. Так, например, анализируя переговорный процесс, М.М.Лебедева
выделяет ряд типичных тактических приемов воздействия на оппонента, из
которых наиболее рельефно отражающим суть манипулятивного воздействия
является тактический прием "косвенного ухода"20.
   Данный прием является достаточно распространенным способом
психологических манипуляций не только на переговорах, но и в других
ситуациях межличностного взаимодействия. Суть его состоит в том, чтобы
перевести обсуждение, разговор с нежелательной темы на другую.
   Самая простая модель переговорного типа процессов межличностного
взаимодействия может быть представлена и описана как состоящая из трех
основных взаимосвязанных этапов. В качестве этих этапов выделяются:
уточнение позиции участников, их обсуждение и согласование.
   Этап уточнения позиций характеризуется проявлением или демонстрацией
своей позиции и восприятием чужой. На этом этапе в зависимости от ситуации
осуществляется взаимное уточнение интересов, точек зрения, подходов и
взглядов участников по определенным вопросам. На этапе обсуждения
выдвигаются аргументы в поддержку своих взглядов, предлагаемых действий,
предложений и т.п., осуществляются анализ аргументации оппонентов и
контраргументация. Третий этап можно обозначить как формирование
результата взаимодействия, на котором могут согласовываться позиции и
вырабатываться договоренности, или этот процесс может быть свернут и
вылиться в усиление конфронтации, отчужденности участников межличностного
взаимодействия. Данные этапы могут иметь развернутую форму как, например,
при проведении официальных переговоров или выступать в зависимости от
условий в более или менее свернутом виде. Причем в зависимости от
намерений и целей участников, их отношений, степени доверия и открытости,
используемых приемов взаимодействия возможны различные подходы к поведению
на переговорах, разная тактика их проведения.
   Одним из основных этапов, в котором в наибольшей степени
сконцентрированы и рельефно проявляются разные способы скрытого
принуждения личности, выступает обсуждение. Анализ процесса обсуждения
дает многочисленные примеры разнообразных способов и приемов
психологического воздействия на людей с целью их принуждения.
   Исследователями выделяются различные их классификации. Так, например,
на основе анализа материалов современной российской практики публичных
дискуссий И.
   Мельником (1991) выделены три основные группы используемых
манипулятивных приемов, которые были соответственно обозначены как уловки
организационно-процедурного характера, психологические и
логико-психологические, а также предложены рекомендации по организации
процесса конструктивного обсуждения (20).
   Сам процесс обсуждения и дискуссии выступает как структурная единица
множества межличностных коммуникативных ситуаций и может рассматриваться
как естественная модель, путем анализа которой могут быть рассмотрены
способы тайного принуждения личности. Рассмотрение процесса обсуждения и
дискуссии как основной структурной единицы анализа способов скрытого
психологического принуждения человека в ситуациях межличностного
взаимодействия определяется следующими основными причинами:
   во-первых, определенной завершенностью как этапа (акта, периода)
социального взаимодействия людей; во-вторых, использованием большого числа
разнообразных способов и приемов психологического воздействия на людей;
в-третьих, включенностью в качестве составного компонента в разнообразные
ситуации межличностного взаимодействия; в-четвертых, использованием
обсуждений и дискуссий не только в межличностном взаимодействии, но и как
специфической манипулятивной технологии воздействия на аудиторию в виде
специально подготовленных публичных обсуждений, дискуссий, полемики (в том
числе в средствах массовой коммуникации).
   4. ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СПОСОБАХ ТАЙНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
 Широкое использование способов скрытого психологического принуждения
людей в различных культурах и социальных сферах, в разнообразных ситуациях
взаимодействия людей, несмотря на то, что применение этих способов никогда
широко не афишировалось, тем не менее нашло отражение в представлениях и
понятиях повседневного и научного языка. Это обусловлено
распространенностью и функционированием тайного принуждения личности как
межкультурного социально-психологического феномена социального
взаимодействия, что зафиксировалось в ряде терминов и понятий
повседневного языка, в описаниях приемов и определенных схем использования
методов воздействия на человека, в научных представлениях о механизмах и
обобщенных моделях процессов психологического и информационного
воздействия.
   Аферы, махинации, мошенничество, блеф, стратагемы, манипуляции,
психологические и рефлексивные игры, политические интриги и мистификации,
манипулятивное воздействие, провокации, психологические и тайные операции,
пропаганда и психологическая война, управление противником, политические
игры и рекламные кампании, политическая и коммерческая реклама,
дезинформация и оперативные игры - далеко не полный перечень понятий,
используемых для обозначения способов и проявлений феномена тайного
принуждения человека (21).
   Анализ психологических манипуляций в современной психологической науке
привел к разработке соответствующего понятийного аппарата как рабочего
инструментария их изучения и систематизации. Так, Э.Берном введены понятия
скрытых трансакций и игр (22).
   Э.Шостром выделяет определенные типы манипуляторов, основываясь на
использовании людьми в межличностном взаимодействии устойчивых сочетаний
манипуляций партнером или игр по терминологии Э.Берна. Таким образом,
манипуляторы переходят к разыгрыванию и реализации в повседневной жизни
целых типовых сценариев манипулирования в межличностном взаимодействии,
что становится основой формирования типичного стиля поведения и общения с
окружающими людьми. Э.Шостром показывает, что современные манипуляторы в
общении используют целые системы манипуляций, которые он так и обозначает
- манипулятивные системы (23). В отечественной науке в рамках попыток
разработки формализованных описаний процесса рефлексивного управления в
конфликтном взаимодействии также сформулирован определенный инструментарий
описания данного процесса и используемых приемов (24) .
   Проанализировано содержание понятий манипуляции и манипулятивного
воздействия и выделены структурные элементы межличностной манипуляции, а
также ряд механизмов ее реализации в процессе общения, рассмотрен феномен
социально-политических манипуляций личностью (25).
   Многоликость проявлений способов тайного принуждения человека в
зависимости от культурно-исторических, социальных и коммуникативных
условий трансформировалась в многообразие понятий, отражающих практику их
использования в социальном взаимодействии и общении людей, основные из
которых были перечислены выше. Чтобы определить сферу их преимущественного
применения и выделить те из них, которые возможно использовать в качестве
основных при описании и анализе процесса скрытого психологического
принуждения личности в нашем исследовании и дальнейших рассуждениях
целесообразно рассмотреть понятия, отражающие содержание и различные
способы манипулирования человеком, несколько подробнее.
   5. СПОСОБЫ ТАЙНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ: УТОЧНЕНИЕ И СИСТЕМАТИЗАЦИЯ
ПОНЯТИЙ
 Совокупность понятий, используемых для обозначения способов и проявлений
тайного принуждения человека, можно разделить на три основные группы.
   В первую группу включить понятия, в основном, сформировавшиеся и
используемые в повседневном языке.
   Во вторую группу включить понятия, сформировавшиеся и используемые в
практике социального управления.
   В третью группу включить понятия, разрабатывающиеся и используемые в
научных исследованиях.
   Вполне очевидно, что некоторые из понятий могут использоваться в
различных областях и таким образом как бы включаться в разные группы. Т.е.
в этом разделении есть определенная мера условности. Такое деление, с
одной стороны, отражает динамизм и развитие понятийного аппарата, а, с
другой, - многообразие и сложность такого социально-психологического
феномена, как скрытое психологическое принуждение человека.
   К первой группе можно отнести следующие понятия: "афера", "махинация",
"мошенничество", "блеф", "интрига", "жульничество", "плутовство",
"манипуляция", "обман" и т.п. Кратко рассмотрим как раскрывается в
словарях содержание этих понятий, какие характеристики отражают их
сущность.
   Афера (от фр. дело) - "жульническое предприятие, мошенничество;
сомнительная сделка." "Недобросовестное, противозаконное или сомнительное
с точки зрения законности предприятие", "темное дело", "махинация" (26).
   Блеф (англ. bluff) - (первоначально название приема в карточной игре в
покер, когда игрок, имеющий плохие карты, действует так, чтобы соперники
сочли его карты выигрышными). В переносном значении: "выдумка, обман,
имеющий целью запугать, внушить преувеличенное представление о себе";
"выдумка, обман из хвастовства или рассчитанный на запугивание, введение в
заблуждение кого-либо"; "выдумка, ложь с целью запугать или внушить
другому преувеличенное представление о чем-либо" (27).
   Жульничество - "плутовство, мошенничество." Жульничать - "Прибегать к
недобросовестным, мошенническим приемам; плутовать) (28).
   Плутовство - "нечестный, мошеннический поступок, обман" (29).
   Обман - слова, поступки, действия и т.п., намеренно вводящие других в
заблуждение" (30).
   Интрига - "происки, скрытые действия, обычно неблаговидные для
достижения чего-либо"; "неблаговидные действия для достижения какой-либо
цели"; "коварные, скрытые действия, направленные против кого-либо";
"скрытые действия неблаговидного характера для достижения какой-либо цели;
происки, козни". В литературе интрига означает схему развития событий,
раскрывающая борьбу действующих лиц между собой в драматическом или
эпическом произведении (31).
   Манипуляция (от лат. - горсть, пер. зн.) - махинация, мошенническая
ловкая проделка (32).
   Махинация - (от лат. хитрость, уловка) - "Недобросовестный способ
достижения цели; нечестная, хитрая проделка" (33).
   Мошенничество: 1. Поведение, образ действий мошенника; жульничество,
плутовство (мошенник - нечестный человек, плут, жулик, обманщик (34). 2.
Лишение индивидуума части его достояния путем обмана, заставив действовать
во вред себе. 3. Преступление, заключающееся в завладении чужим имуществом
или правом на него, а также в получении иных благ путем обмана или
злоупотребления доверием. 4. (В американском законодательстве)
Преднамеренное искажение правды, с тем чтобы, используя ложную версию или
обман, или, злоупотребляя доверием, завладеть ценным имуществом
индивидуума или организации (35).
   Хитрость: 1. Свойство по значению прилагательного хитрый - хитрость
ума; хитрость механизма. 2. Притворство с каким-либо умыслом. 3.
Изобретательность, мастерство, искусность в чем-либо. 4. Что-либо неясное,
непонятное, скрытый смысл чего-либо (36).
   Хитрый: 1. Скрывающий свои истинные намерения, идущий непрямыми,
обманными путями к достижению чего-либо; лукавый. 2. Изобретательный,
искусный в чем-либо 3. Искусно, затейливо сделанный, выполненный. 4. Не
простой, мудреный, замысловатый. Требующий особой проницательности,
смекалки, сообразительности (37).
   Анализ содержания понятий, выделенных в первую группу, позволяет
сделать ряд следующих выводов, представляющих интерес для нашего
исследования.
   При раскрытии содержания в описании данных понятий используется ряд
общих признаков, выступающих в качестве основных их характеристик.
Зачастую это приводит к тому, что значение одного из них определяется
через значение другого.
   Так, например, манипуляция определяется как махинация, жульничество как
плутовство и мошенничество и т.п.
   У данных понятий можно выделить ряд общих и специфических
характеристик. Для нашего исследования наибольший интерес представляют
общие характеристики данных понятий, составляющие основное значение, в
качестве которых в первую очередь целесообразно отметить следующие:
   - сокрытие истинных целей действий, суть которых заключается, как
правило, в получении односторонней или большей выгоды для инициатора этих
действий; - использование приемов, маскирующих истинные цели и побуждающих
совершать действия, выгодные для инициатора их применения; - опасность для
окружающих действий, обозначающихся данными понятиями, которая выражается
в общей негативной моральной оценке или как неодобряемого поведения лиц,
применяющих такие действия (аферист, мошенник, жулик, плут, манипулятор,
махинатор, обманщик и т.п.).
   Степень неодобрения и порицания различна. От слабо выраженной, как в
хитрости и плутовстве, до наиболее высокой, превращающей ее в уголовно
наказуемое общественно опасное деяние, как, например, мошенничество,
имеющее квалификацию преступления с соответствующим составом и санкцией
пресечения.
   В специфических характеристиках отражаются особенности условий
использования (афера - дело, предприятие), сфера применения (мошенничество
- получение имущественной или иной, преимущественно материальной выгоды),
основные приемы (блеф), механизмы (интрига) и т.п.
   Ко второй группе можно отнести следующие понятия: макиавеллизм,
стратагемы и стратагемная политика, политические интриги и мистификации,
психологические и тайные операции, пропаганда и психологическая война,
политические игры и недобросовестная реклама (политическая и
коммерческая), дезинформация, оперативные игры.
   Рассматривая эту группу понятий, можно отметить следующие характерные
особенности. В понятиях этой группы, как и предыдущей, содержатся основные
характеристики, отражающие сущность скрытого принуждения людей:
   - сокрытие истинных целей действий, суть которых заключается, как
правило, в получении односторонней или большей выгоды для инициатора этих
действий; - использование приемов, маскирующих истинные цели и побуждающих
совершать действия, выгодные для инициатора их применения; - опасность для
окружающих действий, обозначающихся данными понятиями, которая отражается
в их общей морально негативной оценке.
   В то же время следует отметить, что происходит определенная
трансформация моральной оценки способов тайного принуждения,
использующихся в сфере социального управления. Моральное неодобрение их
использования способствует появлению такого приема, как публичное
обвинение оппонентов в их применении и, таким образом, в нарушении якобы
общепринятой этики социального взаимодействия.
   В действительности же использование таких способов в международных
отношениях, политической и экономической борьбе, противоборстве спецслужб,
военном искусстве и дипломатии является правилом и, соответственно, влияет
на моральную оценку.
   Таким образом, наряду с общей публичной морально негативной оценкой
использования этих способов, в указанных сферах социального взаимодействия
оценка их применения определяется такими двумя основными принципами, как
цель оправдывает средства и двойной стандарт. Иными словами, применение
способов тайного принуждения с собственной стороны оправдано и морально
допустимо, а с противоположной - нет, так как цели оппонентов, якобы, не
являются такими высокими и полезными, как свои собственные. Достижение
собственных целей определяет допустимость применения любых способов и
средств.
   Политические и оперативные игры, специальные и тайные операции,
психологические операции и психологическая война, пропагандистские и
рекламные кампании являются понятиями, отражающими устойчивые
организационные формы целенаправленного комплексного применения различных
способов и средств скрытого принуждения людей.
   Об их "узаконенности" как определенных норм социального взаимодействия
могут, в частности, свидетельствовать следующие факты. Данные понятия
введены в официальное употребление, и их содержание раскрывается в
соответствующих нормативных и методических материалах и литературных
источниках. Так, например, в американском законодательстве приводятся
следующие определения тайных операций и психологической войны.
   Тайная операция (американское законодательство): 1. Деятельность по
сбору разведывательной, контрразведывательной и другой информации, тайная
политическая или экономическая пропаганда и полувоенная деятельность,
проводимая такими способами, которые обеспечивают секретность операций.
2.Операции, планируемые против иностранных правительств, учреждений и лиц
таким образом, чтобы скрыть подлинных организаторов или позволить им в
случае провала отрицать причастность к данным операциям. 3. Операция
негласного расследования, в которой используется секретный агент (38).
   Психологическая война (американское законодательство) - "планомерное
проведение пропагандистских и других психологических операций для оказания
влияния на мнения, чувства и поведение иностранных группировок в целях
достижения задач национальной политики государства" (39).
   В то же время, опираясь на данные иностранных источников, следует сразу
же отметить, что объектами психологических операций, проводимыми
зарубежными государствами, выступают не только иностранные группировки, но
и определенные социальные группы и организации как других стран
(враждебных и дружественных), так и своей собственной страны, а также ее
население в целом (40).
   Технология проведения психологических операций на тактическом,
оперативном и стратегическом уровне детально описана в нормативных
документах и методических материалах вооруженных сил США и ряда других
стран (41). Цели, задачи и способы, методика, уровни организации и
осуществления психологических операций, в частности, изложены в принятых
во второй половине восьмидесятых годов нормативных документах
регламентирующих действия армии США в этой сфере (42).
   Комплексное использование различных способов скрытого психологического
принуждения людей в виде системы психологических операций и разнообразных
пропагандистских акций и рекламных кампаний выступает как распространенное
средство политической борьбы не только во внешнеполитической деятельности
и в условиях международных конфликтов, но и как присущее
внутриполитической деятельности. И в этом состоит еще одна его характерная
особенность.
   Так, например, рассматривая психологическую войну в широком смысле как
целенаправленное и планомерное использование политическими оппонентами
пропаганды и других средств (дипломатических, военных, экономических,
политических и т.д.) для прямого или косвенного воздействия на мнения,
настроения, чувства и в итоге на поведение противника с целью заставить
его действовать в угодных им направлениях, современные российские
политологи отмечают, что, будучи компонентом системы политических
отношений, психологическая война присутствует в различных измерениях этой
системы не только как внешняя, но и как внутренняя политика.
   Во внутренней политике психологическая война обычно ограничивается
пропагандистским противостоянием политических оппонентов, хотя может
приобретать в отдельных случаях и более сложный комплексный характер.
Внутриполитическими примерами психологической войны являются
пропагандистские столкновения в ходе любой предвыборной кампании или
борьбы за власть.
   Здесь психологическая война выступает в качестве действий, направленных
на ослабление морального духа политических оппонентов, на подрыв
авторитета их руководителей, на дискредитацию их действий, в конечном
счете на оказание давления на взгляды отдельных людей и общественное
мнение в целом для достижения конкретных целей (43).
   Продолжая рассмотрение понятий данной группы, можно выделить еще
некоторые характерные особенности и различия в их значении.
   Во-первых, выделяется ряд понятий, отражающих общий подход к
использованию способов скрытого принуждения людей. К ним, в частности,
относятся такие понятия, как макиавеллизм и стратагемная политика.
   Под макиавеллизмом (от имени Н. Макиавелли) понимается образ
политической деятельности, не пренебрегающей любыми средствами ради
достижения поставленной цели (44).
   Суть стратагемной политики заключается в том, что это политика, которая
обеспечивает реализацию подготовленной стратагемы, используя при этом
средства и методы не из норм и обычаев международного права, а из теории
военного искусства, и основывается на принципе - цель оправдывает средства.
   Содержательная модель стратагемы является "синтезом результатов оценки
ситуации и специфического приема, выработанного теорией для аналогичной
обстановки".
   Стратагема, в частности, внешнеполитическая, в интерпретации
специалистов - это, как правило, хорошо разработанный стратегический план,
нацеленный на решение одной или нескольких важнейших стратегических задач
внешней политики государства и предусматривающий использование обманных
действий (хитростей, ловушек), которые вводят противника в заблуждение
относительно истинных целей и побуждают его действовать определенным
образом, выгодном для противоположной стороны (45).
   Во-вторых, можно выделить ряд понятий, отражающих определенные способы,
общие механизмы и обобщенные схемы процесса скрытого принуждения людей. К
ним, в частности, можно отнести следующие понятия: дезинформирование, блеф
в политике, манипулирование в политике, политическая интрига, пропаганда и
агитация, недобросовестная реклама и т.п. Для иллюстрации этого положения
рассмотрим кратко содержание некоторых из этих понятий.
   Агитация (лат. agitatio - приведение в движение) - пропагандистская
деятельность с целью побуждения к политической активности отдельных групп
или широких масс населения. Отличается разнообразием устных, печатных и
аудиовизуальных средств и является распространенным инструментом
политической борьбы (46).
   Пропаганда (лат. propaganda - подлежащее распространению) -
деятельность - устная или с помощью средств массовой информации,
осуществляющая популяризацию и распространение идей в общественном
сознании.
   Понятие "пропаганда" было введено в 1662 г. Папой XV, образовавшим
особую конгрегацию, задачей которой было распространение веры с помощью
миссионерской деятельности.
   Под политической пропагандой понимается систематически осуществляемые
усилия повлиять на сознание индивидов, групп, общества для достижения
определенного, заранее намеченного результата в области политического
действия (47).
   Кроме этих значений в понятие "пропаганда" в большинстве случаев
вкладывается негативный смысл. Для иллюстрации этого положения приведем
ряд определений пропаганды, сформулированных зарубежными авторами. Многие
зарубежные специалисты, по сути дела, открыто признают, что пропаганда
является средством обмана, информационно-психологического насилия над
личностью и контроля ее поведения. Об этом, в частности, свидетельствуют
даваемые ими и приведенные ниже некоторые определения.
   Наиболее характерным и отражающим сущность пропаганды является
определение английского теоретика Л. Фрезера, который полагает, что
"пропаганду можно определить как искусство принуждения людей делать то,
чего бы они не делали, если бы располагали всеми относящимися к ситуации
данными" (48).
   Известный американский исследователь средств массовой информации
Лассуэл подчеркивал, что не цель, а метод отличает управление людьми с
помощью пропаганды от управления ими при помощи насилия, бойкота, подкупа
или других средств социального контроля (49).
   Практически не изменилось понимание пропаганды, сущность которой по
мнению американских психологов, высказанному еще более полувека назад
состоит в том, что под ее влиянием "каждый индивид ведет себя так, как
если бы его поведение вытекало из его собственных решений. Точно также
можно манипулировать поведением группы людей, причем каждый член такой
группы будет считать, что поступает по собственному разумению" (50).
   В те же годы американскими социальными психологами совершенно открыто
утверждалось, что пропаганда является "частью более широкого процесса
создания легенд и мифов" (51).
   Дезинформирование: 1. Мероприятие, рассчитанное на введение в
заблуждение лиц или организаций путем подтасовки и подделки документальных
доказательств с тем, чтобы вызвать ответное действие со стороны лиц или
организаций, компрометирующее ее. 2. Сообщение неверных сведений, введение
в заблуждение ложной информацией (52).
   Манипуляция (от фр. manipulation) в политике рассматривается в
следующих двух основных значениях: 1) махинация; 2) система
психологического воздействия, ориентированная на внедрение иллюзорных
представлений (53).
   Кроме рассмотренных выше, выделяется ряд понятий, отражающих устойчивые
организационные формы комплексного использования способов скрытого
принуждения людей. К ним, в частности, можно отнести следующие понятия:
"политические игры", "оперативные игры", "лоббирование", "психологические
операции", "тайные операции", "специальные операции".
   Среди указанных организационных форм комплексного использования
способов скрытого принуждения людей можно выделить две основные категории.
К первой относятся те из них, которые имеют специфическую сферу
применения, ограниченный круг объектов воздействия и не затрагивают
непосредственно в массовом порядке значительные группы населения. Это, в
частности, специальные и тайные операции, оперативные и политические игры,
лоббирование. Такие же организационные формы, как психологические операции
в политической борьбе, информационно-пропагандистские и рекламные
кампании, направлены, как правило, на большинство населения, т.е. для них
практически каждый человек является объектом воздействия и скрытого
психологического принуждения.
   6. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ "МАНИПУЛЯЦИЯ"
   Рассматривая понятия, отражающие способы и проявления тайного
принуждения человека как социально-психологического явления, присущего
социальному взаимодействию людей, следует отметить, что в научных
исследованиях затрагиваются теоретические и прикладные вопросы различных
организационных форм использования скрытого принуждения личности. Зачастую
они описываются в понятиях, рассмотренных в первых двух группах, условно
выделенных нами как применяемые в повседневном языке и используемые в
сфере социального управления, либо в общенаучных понятиях таких дисциплин,
как социология, теория управления, политология, военное искусство, основы
деятельности разведки и других спецслужб.
   Специфических общенаучных понятий, отражающих обобщенную схему, модель
или механизм такого явления, как скрытое психологическое принуждение
личности и имеющих достаточную научную проработку, немного. К их числу в
первую очередь можно отнести манипулятивное воздействие (манипуляции,
манипулирование), психологические игры и рефлексивное управление.
   Суть понятия "рефлексивное управление" специалисты определяют следующим
образом:
   "Управление решением противника, в конечном итоге навязывание ему
определенной стратегии поведения при рефлексивном взаимодействии
осуществляется не прямо, не грубым принуждением, а путем передачи ему
оснований, из которых тот мог бы логически вывести свое, но
предопределенное другой стороной решение. Передача оснований означает
подключение Х к процессу отображения ситуации У, тем самым Х начинает
управлять процессом принятия решения. Процесс передачи оснований для
принятия решений одним из противников другому мы называем рефлексивным
управлением. Любые "обманные движения" (провокации и интриги, маскировки и
розыгрыши, создание ложных объектов и вообще ложь в любом контексте)
   представляет собой реализацию рефлексивного управления" (54).
   Таким образом, любые манипуляции и акты манипулятивного воздействия
выступают как составные элементы данного процесса, т.е. в понятии
рефлексивного управления отражается общий подход к управлению противником
в конфликте с использованием разнообразных приемов тайного принуждения
людей и применением механизма рефлексии для этих целей.
   В самом общем виде в социальной психологии рефлексия выступает в форме
осознания действующим субъектом (лицом или общностью) того, как они в
действительности воспринимаются и оцениваются другими индивидами или
общностями.
   Рефлексия (от лат. reflexio - обращение назад) - "это не просто знание
или понимание субъектом самого себя, но и выяснение того, как другие знают
и понимают "рефлектирующего", его личностные особенности, эмоциональные
реакции и когнитивные (связанные с познанием) представления. Когда
содержанием этих представлений выступает предмет совместной деятельности,
развивается особая форма рефлексии - предметно-рефлексивные отношения"
(55).
   Понятие, конкретные формы, классификация и механизмы психологических
игр наиболее подробно рассмотрены Э.Берном в рамках его концептуального
подхода к межличностному взаимодействию. В этих целях им разработан
соответствующий понятийный аппарат и методический инструментарий,
позволяющий анализировать межличностные манипуляции, осуществляемые, в том
числе, и бессознательно.
   "Игрой мы называем, пишет Берн, - серию следующих друг за другом
скрытых дополнительных трансакций с четко определенным и предсказуемым
исходом. Она представляет собой повторяющийся набор порой однообразных
трансакций, внешне выглядящих вполне правдоподобно, но обладающих скрытой
мотивацией; короче говоря, это серия ходов, содержащих ловушку, какой-то
подвох. Игры отличаются от процедур, ритуалов и времяпровождений, на наш
взгляд, двумя основными характеристиками: 1) скрытыми мотивами; 2)
наличием выигрыша. Процедуры бывают успешными, ритуалы - эффективными, а
времяпровождение выгодным. Но все они по своей сути чистосердечны (не
содержат "задней мысли"). Они могут содержать элемент соревнования, но не
конфликта, а их исход может быть неожиданным, но никогда - драматическим.
Игры, напротив, могут быть нечестными и нередко характеризуются
драматичным, а не просто захватывающим исходом" (56).
   В настоящее время наиболее универсальным из понятий, отражающих
механизм скрытого психологического принуждения, выступает манипуляция.
Данное понятие имеет два основных значения - прямое и переносное или
метафорическое. Как ни парадоксально, но в последнее время именно
переносное значение манипуляции становится основным и ведущим содержанием
этого понятия, привлекающим все большее внимание исследователей. В своем
переносном значении оно имеет достаточно высокую дифференциацию, т. е.
можно говорить о системе понятий, для которых в качестве родового
выступает манипуляция. В систему этих понятий входят: манипулирование (в
том числе, манипулирование в политике; манипулирование общественным
мнением, общественным сознанием и т.п.), межличностные манипуляции,
социально-политические манипуляции личностью и т.д.
   При рассмотрении содержания понятия "манипуляция", как показывает
анализ литературы, используется подход, при котором выделяются основные
признаки, и на их основе формируются критерии, позволяющие сформировать
рабочее понятие.
   В этих целях воспользуемся результатами анализа, проведенного
Е.Л.Доценко, что позволяет раскрыть как сам подход, так и основные
значения понятия "манипуляция".
   В результате анализа выделенные характеристики манипуляции,
употребляемые различными авторами, объединяются в группы признаков и
обобщаются в следующие интегральные критерии, которые можно использовать
для определения понятия манипуляции:
   1) родовой признак - психологическое воздействие; 2) отношение к
объектам манипулирования как средству достижения собственных целей; 3)
стремление получить односторонний выигрыш; 4) скрытый характер воздействия
(как самого факта воздействия, так и его направленности); 5) использование
(психологической)
   силы, игра на слабостях (использование психологической уязвимости); 6)
   побуждение, мотивационное привнесение (формирование "искусственных"
потребностей и мотивов для изменения поведения в интересах инициатора
манипулятивного воздействия); 7) мастерство и сноровка в осуществлении
манипулятивных действий (57).
   Достаточно сложно в краткой дефиниции учесть все выделенные обобщенные
критерии, отражающие характеристики манипуляции как
социально-психологического феномена взаимодействия людей - скрытого
психологического принуждения человека.
   Приходится и среди этих критериев выделять одни в качестве более
существенных, другие менее значимых. Причем значимость одних не вызывает
сомнения, а другие не имеют безусловного значения. Это выбор
исследователя, вызванный необходимостью акцентирования характеристик,
имеющих значение для проблемы, в контексте которой рассматривается
манипуляция. Для иллюстрации можно привести ряд следующих формулировок
понятия манипуляции, выделенных Е.Л.Доценко, который определяет ее как:
   - вид психологического воздействия, искусное исполнение которого ведет
к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его
актуально существующими желаниями; - вид психологического воздействия, при
котором мастерство манипулятора используется для скрытого внедрения в
психику адресата целей, желаний, намерений, отношений или установок, не
совпадающих с теми, которые имеются у адресата в данный момент; - вид
психологического воздействия, направленного на изменение активности
другого человека, выполненного настолько искусно, что остается
незамеченным им; - вид психологического воздействия, направленного на
неявное побуждение другого к совершению определенных манипулятором
действий; - искусное побуждение другого к достижению (преследованию)
косвенно вложенной манипулятором цели; - вид психологического воздействия,
используемого для достижения одностороннего выигрыша посредством скрытого
побуждения другого к совершению определенных действий.
   Иногда, по его мнению, в практических целях удобнее пользоваться
непосредственно метафорой при определении данного понятия, сформулировав
его следующим образом:
   "Манипуляция - это действия, направленные на "прибирание к рукам"
другого человека, помыкание им, производимые настолько искусно, что у того
создается впечатление, будто он самостоятельно управляет своим поведением"
(58).
   Следует отметить, что приведенные краткие формулировки понятия
"манипуляция"
   относятся, в основном, к одной из ее разновидностей, достаточно
распространенной, но не единственной, а именно: к межличностной
манипуляции. В этих определениях операциональная сторона процесса
манипуляции определяется, главным образом, через искусность манипулятора,
а также прямо указывается на "насильственность", "навязанность" вносимых
изменений в психику и поведение. В то же время не указываются даже
гипотетические основания отделения "насильственных" (принуждающих)
изменений поведения и психики адресата от ненасильственных.
   На наш взгляд, было бы целесообразным отразить данные критерии в
определении понятия манипуляции и сформулировать его несколько иначе,
понимая под рабочим определением психологической манипуляции процесс
целенаправленного или непреднамеренного использования различных
специфических способов и средств изменения (модификации) поведения
человека или целей, желаний, намерений, отношений, установок, психических
состояний и других его психологических характеристик в интересах субъекта
воздействия, и которые могли бы не произойти, если бы адресат знал в
достаточном объеме данные, относящиеся к ситуации, в частности - какие
способы применялись по отношению к нему, или в каких целях они
использовались.
   Таким образом, резюмируя наши рассуждения, можно сделать достаточно
обоснованный вывод о том, что понятие манипуляции употребляется в
следующих переносных значениях.
   Во-первых, как обозначение специфического общего подхода к социальному
взаимодействию и управлению, предполагающего активное использование
разнообразных способов и средств скрытого принуждения людей. В этом
значении манипуляция, манипулятивный подход, манипулирование заменяет
термин "макиавеллизм" как образ политической деятельности, не
пренебрегающей любыми средствами для достижения поставленной цели. Его
использование применительно к средствам массовой коммуникации и
политическим мероприятиям означает действия, направленные на
программирование мнений, устремлений, целей масс и психических состояний
населения. Конечная цель таких акций - это контроль над населением, его
управляемость (59).
   Во-вторых, манипуляция используется как обозначение специфического вида
психологического воздействия. В этом значении используются также понятия
"манипулятивное воздействие", "психологические манипуляции",
"манипулирование общественным мнением" и "манипулирование общественным
сознанием", "межличностные манипуляции", "социально-политические
манипуляции личностью" и т.п.
   В-третьих, понятие манипуляции используется для обозначения
определенных организационных форм применения тайного принуждения человека
и отдельных способов или устойчивых сочетаний приемов скрытого
психологического воздействия на личность.
   Причем можно выделить простые "одноактные" манипуляции или акты
манипулятивного воздействия, а также сложные, которые можно условно
обозначить как манипулятивные игры.
   Иными словами, процесс манипулирования может быть растянут во времени и
представлять многошаговую поэтапную процедуру оказания манипулятивного
воздействия на человека. Он может быть относительно простым, включающим
"одноактный" период общения с использованием одного или нескольких приемов
манипулятивного воздействия, или структурно достаточно сложным, т.е.
включать комплекс (систему) разнообразных манипулятивных приемов, действие
которых направлено на различные психологические структуры личности и
использование различных психологических механизмов с поэтапной реализацией
этих приемов в определенные периоды времени и в различных ситуациях
взаимодействия. Таким образом, сложная манипуляция имеет свои временную,
пространственную и организационно-социальную структуры.
   Сложные и устойчивые организационные формы тайного принуждения
человека, как уже отмечалось, могут обозначаться самостоятельными
понятиями, например, такими как политические игры, психологические
операции, манипулятивные информационно-пропагандистские и
информационно-рекламные кампании и т.д. В данном случае добавление
определения "манипулятивный" позволяет хотя бы при анализе отделить
недобросовестную рекламу и пропаганду от общественно необходимых форм
публичного доведения информации о важных и социально значимых проблемах,
идеях, взглядах, товарах и т.п. (например, пропаганда здорового образа
жизни, реклама новых технологий и технических новинок и т.д.).
   Кроме этого, для обозначения отдельных способов, их устойчивых
сочетаний, условий и организации их применения могут использоваться такие
понятия, как манипулятивные приемы, манипулятивные техники, манипулятивные
технологии и т.п.
новости | библиотека | поговорим | тестирование | ресурсы | магазин | обратная связь

© 2001, Псипортал
© 1997-2013, Издательский дом "Питер"
MedLink Журнал для мужчин и женщин
Rambler's Top100 Rambler's Top100