You are currently viewing Танго не танцуют в одиночку: зачем созависимому зависимый

Танго не танцуют в одиночку: зачем созависимому зависимый

Жене алкоголика нужен алкоголик. Замученной бытом домохозяйке очень нужен супруг — безответственный лоботряс. «Спасителю» нужен «спасаемый». Если спасать будет некого — то что же делать спасителю? Ради кого приносить жертвы и терпеть нечеловеческие муки? Если не будет нехорошего, пьющего, неумелого и сорящего деньгами, вредящего своему здоровью зависимого — на чьем же фоне созависимый будет выглядеть ангелом во плоти? Просто так, обычной жизнью созависимому жить неинтересно. Ему нужно обязательно спасать, тянуть из пучины, надрываться и ночей не спать. Иначе созависимый ужасно нервничает и делает шаги для восстановления статус-кво. Нет, конечно, водочки в компот вылечившемуся зависимому подливает не каждый созависимый, но бессознательно провоцировать будут все 100%.

Как только зависимый, скажем, объявит о своем решительном намерении НЕ ПИТЬ, так тут же созависимый ненавязчиво притащит домой шампанского (Новый год ведь, или у ребенка выпускной, — надо ж отметить?) либо поведет зависимого на дни рождения в семейства, где возлияния обязательны, либо еще что-то подобное учинит. Пойдут в ход и невинные замечания, и шуточные подколки (это ж так забавно — пил-пил, а теперь бросил! Ха-ха-ха!), будут припомнены все прежние обиды и выходки зависимого… Жизнь зависимого, и без того непростая, будет всячески усложняться, и вместо поддержки он получит эмоциональное истязание. Конечно, при первой же возможности зависимый «сорвется». «Что и требовалось доказать, — удовлетворенно подумает созависимый. — Ну да, он не сможет, я же говорил!» И привычно встанет в позу великого мученика, который по жизни тащит на себе этот крест.
Зависимость — это проблема не одного человека, а всей группы, сообщества или семьи. Зависимость предполагает наличие всех участников этой «игры», и зависимого и созависимого (или нескольких созависимых). Кто-то один вылечиться не может: либо вся группа изменит систему отношений, либо структура развалится. Кто-то один не вылечивается, так не бывает.

Нет, конечно же, созависимый очень озабочен тем, чтобы зависимый лечился: зависимого будут таскать по всем врачам, знахарям и специалистам. Но созависимому надо, чтобы зависимый лечился, — и при этом совершенно не нужно, чтобы созависимый вылечился. Что делать в случае излечения, этой неожиданной удачи, — созависимый просто не знает. Как строить нормальную жизнь, в которой незримо не будет постоянно присутствовать предмет зависимости, — непонятно. И созависимому это очень страшно.

Созависимый — это фактически тот же зависимый. Только сам зависимый испытывает тягу к предмету своей зависимости (и это не всегда водка — это могут быть и азартные игры, и переедание, и наркотики, и трудоголизм, и бесконтрольная трата денег — шопинг, и т. п.), а созависимый выбирает в качестве того объекта, без которого жизнь его теряет всякие краски, живого человека, зависимого. Созависимый испытывает почти наркотическую тягу к зависимому человеку. И будет бороться как лев за то, чтобы зависимый оставался в его жизни и при этом никак не менялся.

Важно!

1. Зависимость — семейная болезнь, то есть лечиться от нее надо всей семьей.

Подход «доктор, мы тут к вам привели папу-алкоголика (или сына-игромана), почините его и верните к нам другим человеком» не работает и не работал никогда. Либо меняются все — и люди, и отношения между ними, — либо изменений не будет. Он ведь не от хорошей жизни стал искать утешения в игровых автоматах или в алкоголе, а от того, как вся жизнь вокруг него организована.

2. Созависимость — тоже болезнь, и она существенно более коварна.

Созависимый разменивает всю свою жизнь на заботу о другом. Что может быть более благородным, чем забота о слабом, несчастном, который сам не справится, пропадет, погибнет? Просто сам созависимый (чаще всего) искренне и глубоко удивляется, если ему задашь простейший вопрос: от каких своих проблем ты убегаешь, налаживая жизнь другого? Чем именно ты сам должен заниматься в своей жизни, от чего ты отрываешь время, чтобы из последних сил спасать «несчастного»? Созависимый обычно себе такого вопроса никогда не задавал. Отвечать на него трудно и неприятно, ведь это истина, которую обычно скрывают от самого себя. Но человек практически всегда знает на него ответ. Так что, если вам кажется, что в вашей жизни есть человек, на которого уходит куча ваших усилий и нервов, а отдачи никакой, просто спросите себя: «От какой вещи, которую я должен сделать сам для себя, меня отвлекает помощь ему? Чем я должен был бы заняться, что должен улучшить в собственной жизни вместо того, чтобы тянуть другого на своем горбу?» Ответ может оказаться неожиданным и неприятным.

3. «Танго не танцуют в одиночку». Созависимый постоянно находится в поиске зависимого, а тот — в поисках созависимого.

Человек, склонный к созависимости, часто закидывает «пробный шар», начиная отношения с новым партнером. Это выглядит так: созависимый всем своим поведением как будто бы задает вопрос: «Сможешь ли ты быть тем, кому я постоянно НУЖЕН? Сможешь ли быть тем, кто без меня не справится? Сможешь ли в достаточной мере испортить мне жизнь?» При этом наш созависимый кидается на помощь, даже если его об этом не просят, берет на себя чужие заботы и делает работу за себя и «за того парня» — потенциального зависимого. Если ответ «да», созависимый счастлив: он нужен, без него погибнут. И вообще: он попал в знакомую с детства систему отношений, при которой один человек портит всем жизнь, а остальные страдают и разгребают последствия.

4. Аналогично поступает зависимый —

он тоже кидает «пробный шар», только его тест, предлагаемый партнеру, выглядит так: «Будешь ли ты мне родной матерью? Ты ведь видишь, как мне плохо, как я страдаю? Неужели не поможешь, не спасешь?» Если ответ «да» и помощь поступает — зависимый облегченно вздыхает: найден источник ресурсов, из которого можно сосать силы достаточно долго. Если ответ «нет» — о, тут начинается самое интересное. Зависимый ОБИЖАЕТСЯ на того, кто не поддержал условия игры, называет его мерзавцем, жестоким, бесчувственным и сволочью. И, пылая праведным гневом, уходит из этих отношений. Не пытайтесь вернуть такого человека, если окажетесь в подобной ситуации: у него в голове только одна система отношений, и в ней все роли уже расписаны. Ваша роль — обслуживать безалаберное существо, про которого все говорят, что он растрачивает зря таланты, и если бы не те или другие помехи злой судьбы, он стал бы известен, богат и знаменит. Либо вы примете эти отношения, либо у вас не будет отношений с этим человеком вообще.

5. В созависимых семьях обязательно присутствуют как минимум две роли: «спасителя» (благодетеля) и «никчемного, всеобщей проблемы».

И часто оказывается, что если тот, кто выполнял роль «всеобщей проблемы» (например, пил или асоциально себя вел), из системы выпадает (например, — алкоголик вылечился или уехал от семьи), то на роль «проблемного» выдвигается другой член семьи: внезапно запивает или заболевает и нуждается в круглосуточном уходе, ну или появляются иные трудности. Созависимая семья просто не может функционировать в ситуации, когда все хорошо и никого не нужно спасать, жертвуя собственным временем и здоровьем, — и семейная система автоматически выталкивает на роль «проблемы» другого человека. Потому что система первична, в ней ключевые роли прописаны, а кто их будет исполнять — это уже частности. Обычно это «слабое звено» — тот, кто не смог сопротивляться семейной динамике. Именно поэтому не стоит считать алкоголика основной проблемой семьи — чаще всего он сам жертва дисфункциональной динамики семейной системы; просто он оказался слабее других.

Почему мне так хреново, хотя вроде бы все нормально

Узнать подробнее вы можете в новой книге Елизаветы Павловой в удобном и экологичном формате #экопокет
Экопокет